segalovich.jpg

Хоть мы и не были знакомы, я переживаю уход Ильи Сегаловича очень лично. 

Добрый — потому что все по-настоящему мудрые люди добры, — открытый, скромный, спокойный и понимающий — и в то же время сильный, деятельный и твёрдый в своих убеждениях. В Сегаловиче я видел добродетели ранних христианских святых.

Илья, боюсь, что я никогда не узнаю секрет вашей любви к жизни, но я буду очень-очень стараться быть хоть чуточку таким, как вы. Покойтесь с миром.